?

Log in

No account? Create an account

ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ!
koksheneva
КРЕСТЬЯНСКИЙ ЗАСТУПНИК.
Моя статья памяти Василия Ивановича Белова на сайте "Свободная пресса"

Он все успел – редкая по полноте жизнь. Родил дочь. Честно прожил всю с жизнь с одной женой - Ольгой Сергеевной. Восстановил храм недалеко от родной деревни Тимонихи и привел в порядок сельское кладбище, где покоится его матушка. Не дал порушиться родовому дому-гнезду. Да и красный угол его избы всегда был, как и положено, отдан Богу. Перед этими иконами молилась его драгоценная матушка Анфиса Ивановна, вложившая в сыночка всю свою любовь честной солдатской вдовицы, потерявшей мужа на Большой и Великой войне за Отечество. А потом и ее сын, годы которого тоже станут клонить к земле, забудет многое и многих, как ненужное в жизни, но вот Отче наш будет помнить до смерти... Он успел подержать в руках семитомное Собрание своих сочинений, последний том которого вышел буквально перед его 80-летним юбилеем, и страницы которого развертывают перед нами его жизнь и жизнь его страны.

http://svpressa.ru/blogs/article/61686/

АКТУАЛЬНОЕ ИСКУССТВО ХРИСТИАНСКОГО ТРАДИЦИОНАЛИЗМА
koksheneva
БЕСЕДА С ЖИВОПИСЦЕМ ВАЛЕРИЕМ ХАРИТОНОВЫМ доставила мне подлинную творческую радость
ЧИТАЙТЕ НА САЙТЕ ВРНС

http://www.vrns.ru/projects/52/454/

Сергей Сорокин в мастерской
koksheneva
0_39fb3_c0a48e06_L

Скульптор Сергей Сорокин очень талантлив
koksheneva
Моя беседа с Сергеем Сорокиным на ВРНС

http://www.vrns.ru/projects/52/395/#.UCKMzlJS8fc

сто лет не писала в ЖЖ и сразу о Грозном-царе!
koksheneva
21 июня 2012 года благодарственная гранитная плита Ивану Грозному была открыта в Архангельске. На чёрном граните выгравирован рисунок известной скульптуры Марка Антокольского, хранящейся в Русском музее в Санкт-Петербурге, — царь на троне с книгой на коленях. Под рисунком выбита надпись: «Основателю Архангельска, великому князю московскому Ивану IV Грозному, первому русскому царю, инициатору демократических реформ XVI века, покровителю книгопечатания на Руси, от благодарных архангелогородцев».

Внимание! Требуется верстальщик!
koksheneva
Коллеги!
В журнал Никиты Михалкова СВОЙ нужен верстальщик.
Формат журнала можно посмотреть здесь:http://www.svoymagazine.ru/
Пишите мне в личку на фейсбуке или сюда.
Буду признательна за перепосты.

история - наука идеологическая
koksheneva
Читайте статью Владимир Тимакова "Кто убил 26 миллионов советских солдат?" в журнале Никиты Михалкова "СВОЙ", в котором я - зам. главного редактора
http://svoymagazine.ru/archive/archive_all/svoy_47/04_war/

ИГОРЬ РАСТЕРЯЕВ. ГЕОРГИЕВСКАЯ ЛЕНТОЧКА
koksheneva
И об этом будем помнить. Войны подлеченная боль...

http://www.youtube.com/watch?v=d2dclAX7Q7c

С ДНЕМ ПОБЕДЫ!
koksheneva
ВАСИЛИЙ ТЕРКИН: 18. О ЛЮБВИ

Всех, кого взяла война,
Каждого солдата
Проводила хоть одна
Женщина когда-то...

Не подарок, так белье
Собрала, быть может,
И что дольше без нее,
То она дороже.

И дороже этот час,
Памятный, особый,
Взгляд последний этих глаз,
Что забудь попробуй.

Обойдись в пути большом,
Глупой славы ради,
Без любви, что видел в нем,
В том прощальном взгляде.

Он у каждого из нас
Самый сокровенный
И бесценный наш запас,
Неприкосновенный.

Он про всякий час, друзья,
Бережно хранится.
И с товарищем нельзя
Этим поделиться,
Потому — он мой, он весь —
Мой, святой и скромный,
У тебя он тоже есть,
Ты подумай, вспомни.

Всех, кого взяла война,
Каждого солдата
Проводила хоть одна
Женщина когда-то...

И приходится сказать,
Что из всех тех женщин,
Как всегда, родную мать
Вспоминают меньше.

И не принято родной
Сетовать напрасно,—
В срок иной, в любви иной
Мать сама была женой
С тем же правом властным.

Да, друзья, любовь жены,—
Кто не знал — проверьте,—
На войне сильней войны
И, быть может, смерти.

Ты ей только не перечь,
Той любви, что вправе
Ободрить, предостеречь,
Осудить, прославить.

Вновь достань листок письма,
Перечти сначала,
Пусть в землянке полутьма,
Ну-ка, где она сама
То письмо писала?

При каком на этот раз
Примостилась свете?
То ли спали в этот час,
То ль мешали дети.
То ль болела голова
Тяжко, не впервые,
Оттого, брат, что дрова
Не горят сырые?..

Впряжена в тот воз одна,
Разве не устанет?
Да зачем тебе жена
Жаловаться станет?

Жены думают, любя,
Что иное слово
Все ж скорей найдет тебя
На войне живого.

Нынче жены все добры,
Беззаветны вдосталь,
Даже те, что до поры
Были ведьмы просто.

Смех — не смех, случалось мне
С женами встречаться,
От которых на войне
Только и спасаться.

Чем томиться день за днем
С той женою-крошкой,
Лучше ползать под огнем
Или под бомбежкой.

Лучше, пять пройдя атак,
Ждать шестую в сутки...
Впрочем, это только так,
Только ради шутки.

Нет, друзья, любовь жены —
Сотню раз проверьте,—
На войне сильней войны
И, быть может, смерти.

И одно сказать о ней
Вы б могли вначале:
Что короче, что длинней —
Та любовь, война ли?

Но, бестрепетно в лицо
Глядя всякой правде,
Я замолвил бы словцо
За любовь, представьте.

Как война на жизнь ни шла,
Сколько ни пахала,
Но любовь пережила
Срок ее немалый.

И недаром нету, друг,
Письмеца дороже,
Что из тех далеких рук,
Дорогих усталых рук
В трещинках по коже,

И не зря взываю я
К женам настоящим:
— Жены, милые друзья,
Вы пишите чаще.

Не ленитесь к письмецу
Приписать, что надо.
Генералу ли, бойцу,
Это — как награда.

Нет, товарищ, не забудь
На войне жестокой:
У войны короткий путь,
У любви — далекий.

И ее большому дню
Сроки близки ныне.
А к чему я речь клоню?
Вот к чему, родные.

Всех, кого взяла война,
Каждого солдата
Проводила хоть одна
Женщина когда-то...

Но хотя и жалко мне,
Сам помочь не в силе,
Что остался в стороне
Теркин мой Василий.

Не случилось никого
Проводить в дорогу.
Полюбите вы его,
Девушки, ей-богу!

Любят летчиков у нас,
Конники в почете.
Обратитесь, просим вас,
К матушке-пехоте!

Пусть тот конник на коне,
Летчик в самолете,
И, однако, на войне
Первый ряд — пехоте.

Пусть танкист красив собой
И горяч в работе,
А ведешь машину в бой —
Поклонись пехоте.

Пусть форсист артиллерист
В боевом расчете,
Отстрелялся — не гордись,
Дела суть — в пехоте.

Обойдите всех подряд,
Лучше не найдете:
Обратите нежный взгляд,
Девушки, к пехоте.

Полюбите молодца,
Сердце подарите,
До победного конца
Верно полюбите!

А.Твардовский. Василий Теркин.
Книга про бойца. Теркин на том свете.
Москва: Раритет, 2000.

Как Никита Михалков победил автора "Жизни с идиотом"
koksheneva
Вчерашний "Поединок" завершился решительной победой Никиты Михалкова над В. Ерофеевым, что закономерно, справедливо, и свидетельствует о здоровых силах и нормальных вкусах в нашем обществе.
Вообще то, Никита Михалков априори был победителем в этом споре: можно даже было бы удивиться "смелости" Ерофеева предстать пред таким противником в заведомо проигрышной ситуации, если бы не знать точно, что Ерофееву "все фиолетово", и не остается ничего, кроме как влачиться на Поединок. Надо же напоминать о себе! Если бы не ТВ Ерофеева давно бы все забыли, поскольку он давно ничего не пишет, а читать его вообще-то никогда и не читали всерьёз в России. Но это так, к вопросу о "культурной политики" в гос. и не гос.СМИ, поскольку только СМИ и остались у нас последним прибежищем либералов - больше они никому не нужны.
Михалков талантлив - Ерофеев обделен талантом. Михалков - художник. Большой художник. Ерофеев - посредственный сочинитель слов и писатель букв, крепко припаянный цепями ненависти (как раб на галере) к "советской эпохе", естественно, страшно и исключительно тоталитарной. А я все думала: о чем бы он вообще писал, если бы не этот "тоталитаризм"? Их "советская декорация" давно рухнула, а они все сидят, собирают ее официозные обломки, восстанавливают черепки в памяти культуры, создают, так сказать, объект, чтобы было что критиковать (одни и те же слова Ерофеев произносит два десятка лет - мыслей свежих вообще неприлично от него хотеть). Именно они, критиканчики, до сих пор питаются объедками советской (подчеркиваю!) - официальной, омертвевшей и затасканной ими же эстетики соцреализма. Именно они, пусть внебрачные, но ее дети и наследники - к советскому официозу они привязаны ненавистью больше, чем иные привязаны любовью. Тут, в ненависти, источник их рукотворного и блудливого "вдохновения"!
Михалков - мощная личность, сам по себе хорош, обладает ясной творческой волей. Ерофеев, так сильно пекущийся о "правах и свободах личности" , отсутствие таковой в самом себе прикрывает маской либерала. Стоило Ерофеева поприжать с его "Эницклопудией...", как ту же прикинулся "мертвым либералом" и рассказал в "Литературной газете" о своем консерватизме.. Да что хошь расскажет. Вот теперь уже и православный. Интересно, в чем это выражается? Без лупы не разглядеть...
Михалков - яркий образец того русского типа, для которого быть личностью естественно, то есть не надо бы тут передергивать и вопить о том, что державники да государственники личность не ценят! Ничего подобного! Все с точностью до наоборот. Государство создано русским народом, народный дух и сила тут первичны - ведь далеко не все народы доросли до стадии создания своей государственности. Вопрос в другом - державник обладает таким самосознанием, в котором есть потенциал роста до осознания себя частью народа. Тут другой метафизический тип личности. А вот либералу образца автора "Жизни с идиотом" принципиально не доступно такое качество сознание, когда границы личности "упираются" в народ и Бога. Простим им.
Вообще мыслей много, будет время - продолжу.